OOPS. Your Flash player is missing or outdated.Click here to update your player so you can see this content.
Ближайшие события
меню
Поиск
RSS канал
мюзиклы
FRENCHMUSICALS рекомендует
Где учиться ?

Сообщество Франкофонов в Санкт-Петербурге

Что послушать ?

Лучшее радио Франции !


Радио Cherie FM

Слушать прямо сейчас >>

Реклама
Купить бензиновый генератор в красноярске бензогенератор купить в красноярске.
Реклама

в 02.04.2007 20:30:00 ( 7025 прочтений )
Шимен Бади и ее зеркала: три вечера с мечтой

Олимпия, 6-11 марта 2007 года.


Желаем Вам приятного чтения и одновременно напоминаем о том, что данный материал является собственностью сайта www.frenchmusicals.ru. Никакая часть представленного здесь текста не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения автора статьи и/или создателя сайта. Материал защищен Законом РФ (статья 7) об авторских и смежных правах.


Шимен Бади и ее зеркала: три вечера с мечтойЯ готовилась к этой поездке очень долго. Еще с 2005 года, когда два раза обстоятельства не дали мне осуществить Мечту: увидеть и услышать живой концерт Шимен Бади. Видео - это хорошо, но все равно не то... Билеты в Олимпию были куплены сразу, как только появились в продаже, и вот позади все страхи, волнения, переживания из-за визы: я еду. В Париж, на концерт моей любимой певицы.
Каждый раз, когда я приезжаю в Париж, чувствую, как любит меня этот город... В день моего приезда всегда светит солнце, всегда тепло. И в этот раз солнце светило всю неделю. Дождь шел только в тот день, когда состоялся первый концерт Шимен в «Олимпии».

6 марта 2007 года, Париж.
Помню, как накануне запечатлевала с утра процесс вывешивания букв «Шимен Бади». Помню, как за два часа до концерта долго выбирала белые розы для нее, как продавщица-китаянка составляла мне букет и объясняла названия различных растений-украшений, как я путала от волнения французские слова, как бережно прятала букет под сломавшимся зонтиком, шагая по мокрой, блестящей от электрического света улице Мартир, мимо маленьких магазинчиков с россыпями клубники и витрин с чудными пирожными. По случаю дождя охрана позволила очереди прятаться внутри, возле касс, а не ждать снаружи, как обычно. Путаясь в сумке, пакете с подарком, букете и мокром зонтике, прохожу мимо людей, которые немедленно обращают внимание на цветы. Пожилая дама, приблизившись ко мне, любопытствует:
- Простите, эти цветы, они для Шимен?
- Да, для нее.
- О, как мило с Вашей стороны! А Вы знаете, что белые розы - ее самые любимые цветы? Она их обожает.
- Вот как? Нет, я не знала. Я просто почувствовала, что надо подарить ей именно такой букет.
- Она очень обрадуется! Она очень великодушный человек, если хотите, после концерта она подпишет Вам билет.
- Ну, если у нее будет на это время... У меня вообще-то уже есть её автограф. «Для Эжени, тысяча поцелуев! Шимен Бади» - так она мне написала. Не думаю, что мне нужно много автографов, не оклеивать же ими стены.

Дама смеется и интересуется моим происхождением. Слово «Россия» сражает её. К нашему разговору начинают прислушиваться. Слава Богу, для французов Россия - не только снег и медведи. Это еще и Петербург, Пушкин, Достоевский... Мы беседуем наполовину на французском, наполовину на испанском - о Шимен, России, Испании, путешествиях. Двери открываются, людей начинают запускать внутрь, отбирая на входе фотоаппараты: снимать и фотографировать на концерте запрещено. Мой фотоаппарат хорошо спрятан, но я не собираюсь фотографировать: во-первых, если Шимен этого не хочет, я не буду, во-вторых, на первом ряду при всем желании сразу поймают за руку, и, не дай Бог, выведут из зала...
В знакомом красном коридоре мечется оператор с камерой, снимая входящую публику. О, вот это сюрприз: большой плакат на входе сообщает, что «концерт будет сниматься, мы просим вас по возможности поучаствовать в съемках»! Оператор запечатлевает мои розы (не понимаю, почему для них это такая редкость, дарить цветы артистам). Я прохожу в зал, располагаюсь на своем месте в первом ряду. Сердце нервно бьется. Сколько времени я этого ждала...


Ко мне подходит охранник
- Простите, эти цветы для Шимен Бади?
- Да, разумеется.
- Извините, нельзя дарить подарки во время концерта. Я из ее личной охраны, позвольте, я передам ей букет.

Делать нечего, отдаю ему букет.
- Подождите, тут еще подарок. Аккуратней, пожалуйста, я везла его из России.
Если охранник и удивлен, то не показывает этого. Он только спрашивает:
- Хотите что-нибудь написать Шимен?
- Да, конечно.

Я пишу прямо на коробке: «Шимен и Деборе, с дружеским приветом от русских поклонников». Охранник удаляется с коробкой и букетом, через десять минут возвращается и докладывает: «Отнес в ее ложу, отдал лично в руки». Я благодарю его.
И отправляюсь в холл, где вовсю идет торговля программками, футболками, зеркальцами и прочей дребеденью с символикой Шимен и «Le miroir». Вот это я понимаю, рекламная компания, учись, Патрик... Прямо у стойки с футболками сталкиваюсь с Дель и Крисом, знакомыми по моему любимому фанскому форуму. Знакомимся, они представляют меня остальным «мануарцам» (Фаустин, Себастьян, Ванесса, Билузз.. я не всех успеваю запомнить), и все вместе мы идем в зал. Еще двадцать минут ожидания, переброски репликами «Кризалид, у тебя шарики есть?
- Нет, я же не знала, что понадобятся..
- Дать тебе один?
- Нет, спасибо, я не умею их надувать!
- Кризалид, хорошего концерта!
- Спасибо, тебе тоже!
- Кризалид, а ты нас сразу узнала?
- Ага, вы же звезды!
- Ха-ха, да, мы такие!»

Тепло на душе от такого дружеского приема... Перед самым концертом появляется Леда, и вплоть до того, как погас свет, мы радостно трещали по-русски, шокируя соседей :)
Оливия Баум, девочка «на разогреве», мне не нравится. Голос у нее есть, музыканты хорошие, но сама музыка абсолютно не в моем вкусе. Полчаса проходит, начинается антракт. Покупаю программку, перелистываю, стараясь снять нервное напряжение. Двадцать минут кажутся вечностью... И наконец гаснет свет, и занавес поднимается...
На сцене пока только музыканты, играют вступление. Я была на 100% уверена, что она начнет концерт именно с этой песни...

Le miroir. Вслед за первой строчкой женский силуэт стремительно приближается из глубины, луч света выхватывает Шимен из серебристого полумрака, она идет к публике и поет, останавливается на самом краю сцены, обводит глазами зал, широко улыбается. На ней модный сейчас в Париже наряд - короткое черное платье, черные лосины и высокие сапоги. С первого взгляда она кажется мне удивительно хрупкой и невысокой, несмотря на то, что, по ее словам, в ней 175 см роста. Волосы уложены в какую-то невообразимую прическу; несмотря на грим, видно, что небольшие проблемы с кожей все-таки остались... Но необыкновенные, сияющие глаза все перекрывают; голос наполняет зал, заставляет дрожать стены. Поет она, кажется, совсем без усилий, и во время исполнения выхватывает любопытным взглядом отдельные лица из толпы. Во время припева она внимательно смотрит мне в глаза, улыбается и подмигивает. Я, в легком шоке, списываю это на то, что охранник ей рассказал обо мне. Ведь она меня видит в первый раз, в отличие от остальных поклонников... Но нет, как оказалось позже, охранник ничего не сказал. Просто я ей понравилась... Шимен движется по сцене, наклоняется к публике, кому-то кивает, кому-то улыбается, кому-то подмигивает, машет рукой людям в мезонине, отвечает на чей-то воздушный поцелуй. Есть много артистов, умеющих работать с публикой, отдавать себя ей. У Шимен дар столь же редкий, как хороший голос,- отдавать себя каждому из публики, создавать впечатление, что она поет лично для него... Она смотрит людям в глаза, чтобы видеть, что они любят ее. «Видеть свое отраженье во взглядах чужих... Иногда его не любить, хотеть быть кем-то другим... Нужно время, чтобы увидеть друга в девушке по ту сторону зеркала... И сказать себе: я такая, какая есть - и улыбнуться самой себе». Для Шимен «зеркала» - глаза ее публики, и они дают ей поддержку во время концерта, убивают страх, придают уверенности... Результат - взаимная любовь певицы и зала, и желание еще раз прийти на концерт, словно в гости к старому другу.

Toutes les mêmes. Вторая песня, иллюстрацией к которой служат различные женские лица, появляющиеся на экранах за спиной Шимен. Европейка, китаянка, негритянка... Девочка и старушка... Я не большой любитель собственно этой песни, но идеи мне близки - и противорасистская, и феминистская. Да и импонирует вид самой Шимен - она заговорщицки улыбается, а-ля реклама «Л'Ореаль-вы-этого-достойны», обводит руками зал, а-ля «равенство-и-братство». Женщина держит в руках ключ от целого мира, и все мы, женщины, равны и одинаковы - все хранительницы ключей. Улыбаюсь и с удовольствием участвую в общем хлопанье в такт во время этого феминистического мини-шоу, простого и симпатичного, как солнечный день.
Песня кончается, Шимен наконец заговаривает с публикой.
«Добрый вечер, Париж!», - кричит она в микрофон.
Зал отвечает дружным:
- Добрый вечер!
- Ну, как у вас дела!
- Нормально!
- Все хорошо?
- Отлично!
- Замечательно. Я хотела бы этим вечером предложить вам совершить небольшое путешествие. По разной музыке, по песням. Вы ведь знаете, что для меня сейчас основное средство общения с миром - это пение. Я хочу разделить сегодня мою страсть с вами. И я очень, очень рада, что вы пришли, я тронута вашим присутствием в зале. Хорошего вечера!

Кто-то из зала кричит «Шимен, мы тебя любим!» Она отвечает «Я тоже» и запевает следующую песню.

Avec ou sans lui. Шимен меняется. На сцене сексуальная, несколько агрессивная и крайне уверенная в себе девушка. Она движется кошачьей походкой, сверкая глазами и волнующе поводя плечами, и безаппеляционно заявляет, что «с ним или без него, я найду чем заняться в жизни» :) Тот же случай - я не слишком люблю песню, но идея близка. Любовь - это, конечно, хорошо, но она не единственный смысл в жизни, и даже если прекрасный принц смылся после того, как ты много лет пекла ему пироги и косила сено для его белого коня, не стоит прыгать в Сену. «Я знаю, однажды день придет, и любовь свое место во мне займет. С ним или без него, я такая, какая есть, я живу своей жизнью. Несмотря на душевные раны, я уверена, что со мной все будет хорошо». Это не дословный перевод, это общая идея песни. Отмечаю, что Шимен намного свободней стала двигаться по сцене, она раскрепостилась, отбросила прочь отроческие комплексы («танцевать, быть «секси» - это не мое»). «Зеркало» не лжет, она наконец увидела в самой себе подругу...

Retomber amoureux. Розочки-сердечки на экранах, притопы и прихлопы в зале. «Быть счастливыми оттого, что мы вместе - это происходит всегда по-разному, но в конечном итоге всё одинаково». Я больше прикалываюсь на этой песне, чем проникаюсь. Шимен садится на корточки на сцене напротив пожилого мужичка в трех креслах от меня и поет лично ему несколько строчек. К счастью, обходится без инфаркта :) Шим ведет себя как ребенок - скачет по сцене, хлопает, вертится. Публика расслабляется и улыбается.

Le jour d'après. Игры кончились. Всполохи молний. Слегка измененная аранжировка. Музыка тревожной волной. Синий свет. Голос Шимен, вступающий с неотвратимостью цунами и возрастающий до громового раската. Невероятная сила напряжения, которое все возрастает. Не отвести глаз от ее лица, глаза сверкают, как молнии на экранах за ее спиной. Шимен поет великолепно. Я бы сказала, что из трех концертов, на которых я присутствовала, лучше всего ей удалась эта песня именно на первом. На декорациях - волны, затопляющие Статую Свободы. Шимен, стоявшая неподвижно и работавшая только голосом и мимикой (тревожный взгляд в зал, стиснутые руки), на строках о том, что «время есть, мы еще живем во вчера» уходит в левую часть сцены и даже несколько отходит от публики, слегка мечется, словно не зная, как еще сильнее донести до людей идею, как сподвигнуть их позаботиться о планете, пока не поздно, как вдохновить. После финального аккорда зал взрывается шквалом аплодисментов.
Эмоциональное послание, которое несет в себе эта песня, слишком сильно - после ее исполнения требуется передышка. Передышку невольно вносит зал, устроивший трехминутную овацию стоя. Шимен, со счастливой улыбкой, произносит «Спасибо, спасибо!», а публика все не унимается, кричит «Браво», скандирует «Ши-мен! Ши-мен!», хлопает. «Шимен, личное спасибо!» - кричу ей.
Отмечу еще один факт. По эмоциональности зала этот концерт тоже был самым сильным. Стоячую овацию на следующем концерте Шимен устроили уже после «Tellement beau». Увы, уже в пятницу, на третьем концерте, зал поднимался с трудом, даже когда она того просила, и, согласно наблюдениям тех, кто был в субботу, - на четвертом концерте зал поднять вообще не удалось :(
- Ну, как там у вас дела, Париж?
- Отлично!
- Прекрасно. Я хотела бы немного поговорить с вами о женщине, о ее внутреннем мире. О ее переживаниях. Договорились?


Une femme a qui l'ont ment. Здесь по качеству исполнения на первом месте был, несомненно, второй концерт. О, как выразительно она изобразила руками «тыщу любовников», которых она «должна была бы придумать, чтобы отомстить»! Как вздергивает носик, слегка, словно глядя на сидящего в зале любовника-предателя, пытаясь остаться равнодушной, когда внутри все кипит, или, может, уже перекипело, и осталось только недоумение, что за жалкие попытки оправдаться, кому вообще нужно сохранять эти отношения? Какие сверкающие, презрительные глаза на каждом куплете, и раненые - на припеве... «Мне не хочется знать, где, с кем и как... Мне хотелось узнать себя в зеркалах... я та, кому ты лгал». 7 марта на последнем припеве на ее лице была такая боль, что я даже поверила, что она поет о себе самой. Тем более, что она не раз говорила, что сталкивалась с предательством... Даже голос дрогнул, сорвался, стал почти пронзительным, почти криком. И только слабая улыбка в конце, и быстрое подмигивание, быстрый разговор без слов - «Эй, Кризалид, все в порядке!» «Ну слава Богу, а то я уже волновалась..» - помогают поверить, что это только песня. Свет - слабый, серебристый, с неясными образами.

Face. Красный, агрессивный свет, Шимен больше двигается по сцене, опять, я бы сказала, немного мечется, бегает. Какой потрясающий припев, точнее, как потрясающе она делает припев. «Оставляю тебя лицом к лицу с твоими слабостями. А я сохраню лицо, несмотря на свои раны. Все, что останется, я отдаю тебе. Но слишком много притворяться - значит, потерять себя». Шим, реальная, никогда бы не смирилась с ролью любовницы, женщины «на вторых ролях», которая терпела бы, ждала, и спрашивала «ну что такого в ней, чего нет у меня?» Н-да, в плане текста лучше бы Жюли оставила песню себе... Но в вокальном плане Шимен на высоте, и видно, что ей доставляет удовольствие не столько пропевать слова, сколько вытягивать отдельные звуки, играть голосом. Склоняется опять к кому-то в зале (первый концерт) - хорошенькое «посвящение» парню!, - пропевает пару строчек, глядя мне в глаза (второй концерт), а в глазах у нее прыгают бесенята, и улыбаемся мы друг другу как две вредные феминистки - гёрл пауэр и все мужики сво.., вот! :), отклоняется слегка назад и движет.. хмм.. верхней частью корпуса, у мужчин в зале слюни до пола, зал на припеве хлопает, Moi j'abandooooooooonnnnnnnneee!! - она запрокидывает голову, вытягивая строчку, опускает, пропевает свои «ух-ху, умм», всё, песня кончилась...

Je ne sais pas son nom. В зале еще не прекратились аплодисменты, а уже звучат первые аккорды так любимой мной песни. Она же - любимая песня Шимен со второго альбома. При первых строчках зал опять взрывается хлопками, Шимен не двигается, голос летит в зал. «Он рисует слова, открывает оттенки... Он смешивает цвета, красный, пронзительно-синий..» (экраны за спиной вспыхивают красным и синим, на них опять чьи-то образы) «И моя история вписана в его бесконечную историю. Солнцем его ночей, согревающим его руки, буду я; водой, бегущей в его реках, и камнем дна; его морями и океанами, волной, что накрывает меня...» Песня с каждым аккордом все сильнее, но не срывается на крик, ладони напрягаются - до какой силы может дойти этот голос, не сорвавшись? Аранжировка не поменялась, та же, что и в Олимпии 2005 года, мощные аккорды, ударяющие по слуху и по сердцу, чистый восторг от того, что слышишь это вживую, и неверие, что такой мощный голос может принадлежать такой молодой девушке, которая никогда серьезно не училась пению, за исключением «Поп Старс». Но нет, о таких нюансах как-то в тот момент не думалось, не думалось вообще ни о чем, глядя на источник этого голоса и впитывая любимую музыку, и тихо шевеля губами в такт словам. Еще одна овация по окончанию песни, но чуть короче...
Шимен снова меняется. Глядя на нее, видишь девочку с большим бантом, которая стоит на табуретке и смотрит исподлобья на пришедших гостей, желая и стесняясь рассказать им свой первый стишок.
- Сейчас я бы хотела спеть вам песню... я ее написала вместе с Квентином Башле. Просто однажды я подумала, что надо что-то делать с собой, избавляться от этого чувства, которое я терпеть не могу, и я решила написать про это песню. Это чувство, я действительно его терпеть не могу, оно отравляет жизнь. Ревность. Я хотела бы, чтобы вы сейчас все встали и двигались!

Jalousie. Зал вскакивает при первых аккордах, все хлопают, за спиной Шимен на экранах большими буквами слово «Jalousie». Шимен просто ураган, она танцует, она трясет... хммм... опять верхней частью корпуса.. (а, да что там, зачем недомолвки - грудью!) при этом прижимаясь спиной к одному из своих гитаристов :) У нее выходит что-то вроде танца живота, и поет она от души так, легко и свободно, но при этом словно отталкивая неприятные эмоции каждый раз, произнося слово «ревность». Ревность, ревность, уходи, ты не нужна нам, мы и без тебя обойдемся :) Песня словно из подросткового сериала :) Зато от души. Толстый важный дядька рядом со мной, который сидел с блокнотом и делал какие-то заметки, отложил свой блокнот, и тоже встал, и колбасится :) Шаржи де ля секюрите наготове, не полез бы кто на сцену, но народ на удивление цивилизованно отплясывает, не собираясь сходить с ума.
Потанцевали, помахали руками под дирижирование Шимен - и опять по местам. Шим благодарит зал, собирается уже начать следующую песню, но тут из зала летит реплика, мужским голосом, басом:
- Шимен, я тебя люблю!
Шимен, нимало не смутившись, отвечает:
- Я тебя тоже!
Тот же голос:
- А поцеловать?
Шим, в микрофон:
- Чмок-чмок-чмок-чмок-чмок! Достаточно?
Голос:
- А можно с тобой вместе спеть на сцене?
Шим, быстро отодвигаясь и указывая микрофоном на место рядом с собой:
- Да пожалуйста! Иди сюда!
На этом, видимо, смелость товарища кончилась :))) На сцену он не вылез, зато зал хохотал и аплодировал еще минуту :)
- Следующую песню я хотела бы посвятить всем родителям. Особенно моему папе, которого нет сейчас здесь, в этом зале, но которого я очень люблю и которому очень благодарна за то, что он всегда меня поддерживал.

Un père. Никаких декораций, никаких экранов, темнота и единственный луч выхватывает из темноты Шимен. Давид Берлан, пианист, и Шим - остальные не участвуют. Шимен поет песню, в которой ее голосу дана полнейшая возможность раскрыться. Она, как мне кажется, не смотрит в зал, смотрит в никуда, я понимаю, трудно не расчувствоваться, когда поешь песню, текст которой лично тебя трогает. Меня тоже трогает. Я сижу, подперев подбородок ладонью, и слезы текут по лицу одна за другой. Смотрю на лицо Шимен, не отрываясь, на припеве ее голос набирает такую силу, что пианино в этот момент вообще не слышно, Давид даже не трогает клавиши, выжидает, перед следующим куплетом она делает бОльшую паузу, чем в студийной версии. Это волшебно. Какая нежная улыбка у нее на губах... Шим кажется, что всего ее голоса недостаточно, чтобы выразить свою любовь... Как грустно звучат последние строчки... «Отец... это последняя защита... в объятьях земли - звезда, освещающая нам путь... папа». Я даже не сразу выхожу из транса, когда начинаются аплодисменты, но хлопаю, наверно, сильней всех, смахивая слезы с ресниц.

Je dirai jamais. Шимен подходит к Давиду, облокачивается на пианино, подносит к губам микрофон. Опять подпираю подбородок, внимательно слушаю, глядя на нее. Я равнодушна к блюзу, и песня меня не слишком трогает, отдаю дань уважения исключительно вокальным данным Шимен. Классическая школа, знак качества... Шим опять мне подмигивает. Я улыбаюсь.

N'oublie pas. Вот когда меня постигло настоящее потрясение. Музыканты рассаживаются в ряд по сцене, ближе всех к правой кулисе - бэк-вокалистки. Давид, другой, перкуссионист, сжимает между коленями кахон фламенко, дальше гитаристы. Аранжировка абсолютно другая, немного быстрее, благодаря гитарам создается «журчащий» звуковой эффект, и поет Шимен совершенно по-другому. Задумчиво, нежно, трогательно, с какой-то материнской добротой. «Не забудь, ты всего лишь хранительница того, что несли в своих сердцах твои предки, старинной истории. Не забудь, что мы обязаны им всей любовью, которую мы получили, и должны передать ее дальше. Не забудь каждый день нести в себе это пламя, память твоих стариков в тайне их лет. Не забудь, откуда ты родом, какой крови и кто твои Святые, не забудь своей дороги... Я слушала эти слова, не понимая их до конца. Эти слова - дети, честно говоря, не очень-то к ним прислушиваются... Мне потребовалось время, чтобы по-настоящему их услышать и понять... Не забудь сохранять эту искру живой. Поддерживай пламя своего очага, оставайся верна ему. Прежде всего, никогда не забывай, откуда ты родом, кто ты. Никогда этого не забывай. Никогда...»
Не только Жан Жак Гольдман - талантище. Его брат, пишущий под псевдонимом Дж.Кеплер, автор этой песни - тоже. Странно, но на альбоме эта песня не была в числе моих самых любимых - скорее всего, из-за излишней силы голоса Шимен в студийной версии, придающей композиции некую бравурность. Вот так, под гитару, нежно (о, как она поет слово «etincelle»...) трогает намного больше. Она ходит между музыкантами, задумчиво поет «там-тарам-тарам-тарам-тарам», а я опять не могу удержаться от слез - и ведь не патриотка нисколько, честное слово. Jaaa-maaaiiiis... тянет вместе с последним хрустальным аккордом, зал аплодирует, Шимен, улыбнувшись, говорит «Спасибо».

Si j'avais su t'aimer. Никто и не догадался по первым гитарным строкам, что сейчас будет за песня! Опять новая аранжировка. Музыканты все в том же порядке на табуретах, Шимен ходит между ними волнующей походкой, с каждой строчкой проводя рукой по щеке, или по шее, или по волосам очередного музыканта (и как они это выдерживают? :) ) Как она сексуальна на этой песне. В интервью «Пари Матч» она поведала, что иногда у нее возникает впечатление, что она во время концерта занимается любовью со своей публикой. Похоже, речь шла именно о таком моменте. При этом она даже не смотрит на публику, поет первый куплет, двигаясь зигзагом между музыкантами, и, начиная припев, поет «J'aurais refusé d'être sage»... (приближается к краю сцены), «...J'aurais donné bien d'avantage...» - и резко выбрасывает руку с микрофоном в зал, который с некоторой заминкой, но с энтузиазмом подхватывает (вообще-то все подпевали, но тихо) «...De lumière à ton paysage, si j'avais su...», Шимен улыбается и подхватывает эстафету «Si j'avais seulement vu sur ton visage..» - и опять микрофон в зал! - публика: «...Ce qu'il faut d'amour et de rage Si j'avais su, si j'avais su te mettre à nu...» Шимен улыбается, лукаво и довольно, кому-то опять подмигивает, поворачивается к залу спиной, покачивая бедрами, опять идет издеваться над музыкантами :) Перкуссия вносит неповторимое очарование, эта аранжировка мне очень нравится. После второго припева невыносимо прекрасный проигрыш. «Si j'avais su t'aimer...» - Шимен опять отдает микрофон публике. «... Avant de te connaître, avant de t'oublier J'aurais brûlé ma leeeeeeettttrrrreee...» - допевает зал и взрывается очередной долгой овацией, поет «о-о оо-о», а Шим с удовольствием подхватывает :)) Сам себя не похвалишь - никто не похвалит :)))

Malgré tout. Почему-то мне всегда казалось, что из этой песни вышел бы отличный дуэт с Гару. Это - реприз. Я слышала ее в оригинале, но у Сони голос очень «неравномерный» - она то срывается, то кричит. Версия Шимен мне объективно нравится больше. Никаких экспериментов с аранжировками на этот раз, просто великолепно исполненная песня. Ну вот не получится словами передать, насколько силен и красив ее голос. А ведь это уже не начало концерта, больше половины позади. И только один раз она удалялась попить, публика тогда все руки себе отбила, а Шимен вернулась с бутылочкой и сказала: «Тише, тише, я никуда не ушла, просто попить отошла» :) Нет, голос совсем не устал, обрушивается водопадом, особенно великолепна «Il y a d'autres destins juste derrière la ligne d'orizon...» Потрясающе.

Tellement beau.
- Я хотела бы этим вечером поблагодарить вас за то, что вы пришли. За то, что вы здесь, со мной. Знаете, ведь без вас бы - ничего не было. Я давно мечтала о песне, которую я могла бы посвятить своей публике. За всю вашу поддержку, за всю вашу любовь - спасибо вам. Это просто прекрасно. И я хочу сейчас спеть для вас эту песню, Tellement beau.
Эмоциональный момент... «Жизнь раскрыла мне свои объятия, словно бы.. словно бы ангел спустился с небес - вы здесь... вы, там, внизу, - свет, что сияет высоко.. мое мужество, моя улыбка, вся моя жизнь.. это так прекрасно». На словах «вы здесь» Шимен, естественно, каждый раз обводит руками зал. Эта песня не принадлежит никому лично, она охватывает взглядом все лица сразу. Мануарцы размахивают шариками-сердечками и голубыми светящимися «колбасками», Шим улыбается... Ловлю себя на том, что жду наивысшего накала – «tout en haut sur les toits et le ciel, tout en haut!!!!» - почему-то я даже на студийной записи напрягаюсь, вытянет или нет, хотя это глупо, и жду, жду этого взлета и эмоциональной разрядки. Нет, ну какой ангел дал этой девочке такой голос?... Пока она еще тянет «tout en haaauuuut», зал выдыхает, единовременно, и разражается аплодисментами. Шимен склоняется к залу, нежно произносит, обводя рукой публику «ты наполнил радостью мою жизнь...». И снова долгая овация. И на сцену полетел тот самый шарик-сердечко, один из тех, что притащили Дель и Крис :) Шимен подбирает его, показывает залу и говорит: «Смотрите, что у меня есть!» :) На третьем концерте, когда публика вскакивает с мест, и я в числе первых, Шимен делает из пальцев рук сердечко, показывает залу, и зал отвечает таким же жестом.. :)

Je viens du sud. Только слегка измененное - вступление. Никакого госпельного хора не выходит на сцену (ура!), но и Сарду нет (я б не возражала). Зал запевает вместе с Шим с первой же строчки, и на каждом припеве она радостно дает публике допевать последнюю фразу. Кое-где люди достали зажигалки. Шимен поет очень искренне, легко, свободно, счастливо. Она родом с Юга, она гордится этим. Мы хлопаем в такт, мы улыбаемся, мы подпеваем, мы раскачиваемся. Несмотря на то, что песня «заезжена», я ее люблю, потому что всегда чувствовала, что душой тоже родом с Юга. И мне нравится, что лицо Шим просто светится во время этой песни, она то и дело улыбается.

Pourquoi le monde a peur. Диаметрально противоположная песня. Шимен опять просит встать и двигаться.
- Я хочу спеть эту песню как можно более агрессивно. Не удивляйтесь.
Свет опять обретает оттенки красного, движения Шимен становятся резкими, порывистыми, это ураган, движущийся по сцене, в голосе злость: на ту силу, - как бы она ни называлась, Бог или Судьба или еще как-нибудь, - которая допускает, чтобы в этом мире людям было чего бояться; на самих людей, которые боятся друг друга, потому что знают, что способны на страшное; на собственное бессилие. Глаза сверкают, волосы развеваются... «Мне больно за них. Мне больно за НАС. За наших детей. И чем дальше, тем больше. Я верю в это ради них. Я верю в это ради нас. Почему бы всем разом просто не захотеть жить в мире? Почему люди живут в страхе, что нас заставляет сходить с ума? Почему даже когда кто-то плачет, его заставляют встать на колени? Почему люди умирают? Что еще держит нас несогнутыми? Почему даже в глубине сердца мы забываем, несмотря ни на что? Мы видим, как бледнеет земля, как растет пустыня...» Сильный текст, сильный голос, сильные эмоции. Только музыка мне не нравится, это всегда мне мешало ценить эту песню. И вот она, разница менталитетов - я не понимаю, зачем под песню с такими словами стоять, раскачиваться, хлопать? Она кажется слишком серьезной для «дискотечного» поведения. Спустя какое-то время я перестаю хлопать, просто стою и смотрю на Шимен, серьезно. Сцена кажется раскаленной: из-за красно-желтого света, из-за музыки, из-за самой Шимен и огня в ее голосе. И все заканчивается на одном резком аккорде.

100 ans si tu m'aimes. Публика остается стоять при первых аккордах, помня, что песня быстрая, и «можно двигаться». Они даже начинают хлопать в такт. Но позади раздаются крики «сядьте!» и все расходятся по местам. Опять новая аранжировка. Быстрые проигрыши остаются только между куплетами, когда Шимен поет, музыка становится томительно-тяжелой, солирует бас-гитара, мне нравится и студийная версия, и эта аранжировка, с искусственно воссозданной скрипкой и электрогитарой. Я знаю, что по результатам опроса общественного мнения у французской публики «100 ans..» не входит в число любимых песен, ее считают и «не в стиле Шимен», и «хорошей для Обиспо (автора), но не для Шимен», и «песней ни о чем». А вот мне она запала в душу, и все тут. И идея не кажется непонятной – «Если ты будешь любить меня, и в столетнем возрасте я буду еще чего-то желать; если ты будешь меня любить, и в столетнем возрасте я буду еще любить жизнь». Кто указывает, какой возраст подходит для любви, и какой - нет, кто решает, сколько лет иметь «достаточно»? В общем, люблю я ее и слушала с большим удовольствием :) И подпевала :) И - эххх, каким потрясающим аккордом бас-гитары она завершилась! :)
- Ну как, все в порядке?
- Ага!!!!
- Ну и отлично. Теперь я хочу спеть вам кусочек той музыки, на которой я выросла. В моем доме, когда я была маленькой, много слушали джаз, ритм-н-блюз. Я хочу спеть вам песню из репертуара человека, которого я безмерно уважаю - маэстро Стиви Уандера.


Higher Ground. Все опять вскакивают на ноги, уговаривать «немного подвигаться» никого не надо. И начинается такое... Мало кто видел такую Шимен... Это сгусток энергии, атомный взрыв на сцене, музыканты выкладываются до последнего, публика в экстазе. Мне кажется, у самого Стиви Уандера не было такого безумия на концерте - хотя я никогда на нем не была и могу ошибаться. Шимен заводит зал, от ее голоса вибрируют стены Олимпии, мне кажется, что сейчас они не выдержат и развалятся, потому что общий накал энергии, Шимен, музыкантов и публики, слишком велик. Шим представляет одного за другим своих музыкантов: пианист Давид Берлан, гитаристы Ксавье Хамон и Оливье Брон, бас-гитарист Стив Дэвис, клавишник Фред Агриньола, перкуссионист Давид Салкин. Каждого публика встречает бурной овацией. Последними она представляет своих бэк-вокалисток - одну зовут Софи, имени второй я не помню. Она берет их за руки, вытаскивает на край сцены и импровизирует с ними, без слов, одними «о-о, о-эй» (это надо слышать, словами рассказать не получится). Потом девчонки машут рукой и убегают за кулисы, а Шимен несколько раз подряд кричит публике «JE VOUS AIME!!!!!», взведенный зал отвечает «NOUS AUSSI!!!» и «ON T'AIME!!!», потом она убегает за кулисы, на ходу посылая воздушные поцелуи, некоторое время музыканты играют, и свет меркнет.
В зале начинается буря хлопков, топот ногами, зал скандирует «Ши-мен, Ши-мен!!», поет свои любимые «о-оо о-о!!», ну конечно же, это не конец, она вернется! И в луче света сначала возникает Давид за пианино, и потом Шимен, которая подходит, улыбаясь, к пианино, и начинает петь мою самую любимую песню с нового альбома.

Au juste milieu. Давид, небольшого роста человечек с большими и словно вечно удивленными голубыми глазами, - волшебный пианист. Он не заглушает Шимен и в то же время не играет слишком тихо, так, что голос и пианино сплетаются в единую гармонию, то вместе взлетая, то звуча приглушенно и нежно. То взлетающее пламя, то журчание ручья. Сила и нежность, две составляющих голоса Шимен, ее «фирменный лейбл». Опять чувствую слезы на ресницах, на это раз просто от восхищения, и от того, что так долго ждала, и от того, что не могу поверить, что это происходит со мной на самом деле... «Есть одна дорога, между всем и ничем, ровно посередине.. Ровно посередине, чтобы ни случилось, я останусь той, кто любит тебя и кого любишь ты... Но сходишь ли ты с ума, или хочешь того же от меня, я останусь посередине, и буду любить только так...» Между детством и взрослостью, между страстью и нежностью, между силой и хрупкостью, между «мы» и отдельными «я», - всегда ровно посередине, хрупкий баланс. Как голос Шимен, когда она поет эту песню, - нежность и сила ровно пополам, ничего не доминирует... Как голос пианино под пальцами Давида - то спокойно, то водопадом звуков. Восхитительно.

Entre nous. На каждом концерте находились люди, которые кричали из зала «Entre nous!», и Шимен всегда отвечала «Обязательно, но попозже». Опять хитрый ход: никто не опознает песню по вкрадчивым аккордам, пока Шим не запевает, поднимая бурю аплодисментов. Аранжировка - как в Олимпии-2005 (слушать CD-Live), но с меньшим надрывом. Тогда она плакала, сейчас - нет. «De nos yeux qui se cherchent» - обводит руками зал :) По-прежнему, потрясающая сила припева, кроме нее никто эту песню не умеет спеть, ни Сегара, ни Лавуан с Жан-Батистом, ни непонятная украинская девица Настасья, которая попробовала ее перепеть, ни мы с подружками :) Простота музыкального ряда обманчива. И опять - почти нет аккомпанемента, совсем немного бас-гитары и пианино, так, что песня звучит почти акапелла.
И тут наступает мой «звездный час» на концерте. Шимен подходит ближе, смотрит мне прямо в глаза и поет «Entre nous, c'est toujours.. c'est le contrairе d'un jour.. Un voyage sans detour entre nous»… И на последней строчке, практически неосознанно, я пожимаю плечами, глядя ей в глаза, мол, что поделаешь, вояж сан дэтур антре ну, по-другому не получится, живу слишком далеко. Как она улыбнулась! Вовсю! И подмигнула одобряюще, и кивнула головой, словно поняла, что я ей хотела сказать :))
На втором припеве уже вступают гитары, музыка обретает нормальное звучание. Зал поет вместе с Шимен, последнюю строчку, как обычно, она предоставляет допевать публике. Единый хор «Ent-re-nooouuus...» и шквал аплодисментов, непрекращающийся, люди вскакивают с мест, аплодируют стоя, Шимен разговаривает с публикой, я плохо помню, о чем, потому что отвлеклась на небольшую стычку Фаустин с охранником: она хотела подарить Шимен цветы, а он не пускал ее к сцене. Как ни странно, я плохо помню этот момент и на последующих концертах. Общий смысл был в том, что Шим опять благодарила свою публику за любовь, за поддержку, за то, что ее поклонники сделали ее детскую мечту реальностью, благодарила свою семью, которая всегда была ее крепостью, свою сестру Дебору, неизменную спутницу, менеджера и пиарщика в одном лице :), лейбл AZ и Валери Зейтуна, «Сони Мьюзик», техников и светотехников Олимпии за их нелегкий труд, позволивший без проблем провести концерт... словно бы на вручении Гремми :)
Никто не ждал, что она будет еще петь, но она запела. И люди, не успевшие уйти на места, сели прямо в проходах. Фаустин уселась прямо мне на ногу :)

Le mot fin. Потрясающе красивый свет - сиреневые и серебряные блики, сиреневые лучи. «Даже если мне больно, даже если я плачу - не говори слова «конец». О да, «воспоминания сильнее печали». И все равно мне очень грустно, что уже все, конец... Нежно, грустно, - но это светлая печаль, с надеждой на лучшее, на скорую встречу - Шимен поет эту песню. Острое, как всегда перед разлукой, желание продлить подольше это мгновение...
Она и музыканты выходят на сцену, раскланиваются, держась за руки. Как она их, как воспитательница в детсаду: «А ну-ка, раз, два, - поклонились!» :) Шимен уходит со сцены последней, говоря «Спасибо!», оборачиваясь и посылая воздушные поцелуи. Посылаю ей ответный. Она уходит за кулисы...
Что, неужели еще не все?? Свет не зажигается, публика хлопает стоя и скандирует «Ши-мен, Ши-мен!» У Фаустин отобрали букет, но обещали непременно передать Шимен. Нет, не все. Шим выходит одна, обводит взглядом ревущий зал, и запевает акапелла...

Ma plus belle histoire d'amour c'est vous (реприз Барбары). Никто не садится, все стоят, и в партере, и в мезонине. Последнюю строчку каждого куплета публика поет вместе с ней, и, естественно, вместо «c'est vous» кричит «c'est toi!» В первый раз Шимен едва не сбилась, чуть не рассмеявшись от удовольствия :) Нужно ли говорить, что голос у нее звучал восхитительно? В той же манере, в которой она поет песни Пиаф, с раскатистым «р», с интимностью домашнего пения, при приглушенном свете... Какое тепло в ее голосе, сколько любви... Каждую строчку Шимен наделяет особым смыслом, понятным нам и ей... Закончив петь, она улыбается, шепчет «мерси». Смотрит в зал со счастливой (все прошло отлично!) и одновременно виноватой улыбкой (ну вот и все, я должна вас покинуть). Прижимает к губам ладонь, запечатлевая долгий воздушный поцелуй, посылает его публике. И уходит, широко помахав рукой на прощание, и сказав в микрофон «До скорой встречи!».

Ну вот и все. Теперь точно конец...

Идем по коридору, где оператор с камерой берет интервью у выходящей публики. Неужели все-таки будет новый ДВД?...

После концерта.
Взбудораженная толпа у Олимпии не спешит расходиться. Обмениваются впечатлениями, фотографируются под красными буквами (афишу утащили еще до концерта). У меня на следующий день образовался лишний билет, и я остаюсь, чтобы попробовать его кому-нибудь продать, в идеале кому-нибудь с Мануара. Отлично, Дель согласна его выкупить! Можно было бы и уйти, но как-то незаметно все не расходятся, все чего-то ждут, и мне уходить не хочется... Спрашиваю у Дель: «А чего мы ждем, собственно?» «Как чего? Шимен ждем!»
О, раз мы ждем Шимен, я остаюсь. Незаметно проходит час, Крис показывает мне фотографии - с приватного концерта, с автограф-сессии в Виржине. Упражняюсь во французском. Изредка двери Олимпии открываются, выезжают машины. Одна из них полна цветов :) Та, которую мы ждем, выезжает в половине первого. Останавливается. Дебора выглядывает с переднего сиденья, Шимен открывает дверь и высаживается с сиденья позади.
- Ну что, как дела? - Она вся сияет, и в приталенном темно-сером весеннем пальто кажется еще стройнее. Она все еще в концертном ярком гриме, потрясающие глаза, кажутся совсем зелеными. Толпа тут же обступает ее, охранник наготове, но люди ведут себя нормально, а Шимен совсем не боится, наоборот, с удовольствием ныряет в эту волну обожания. Люди наперебой говорят:
- Шимен, спасибо, концерт был великолепен!
- Правда, вам понравилось?
- Шимен, ты классно танцуешь, оказывается!
- Танцую?? Я?? :))
- Шимен, ты была великолепна, ты меня заставила плакать!
- Неужели? Почему?
- Спасибо, спасибо большое! Ох, я хочу вас всех обнять, всех разом, идите все-все ко мне, сюда, вот так!

Она и правда обнимает нас всех разом, стискивает, мне достаются самые кончики пальцев, так смешно щекочут по спине... Кажется, кто-то запечатлевает кучу-малу :) Потом идет сеанс отдельных объятий. Дель хватает меня за руку, подтаскивает к Шимен и говорит ей: «Шимен, и для Кризалид поцелуй, пожалуйста, она приехала из России!» Дальше все как во сне. Шимен смотрит на меня: «Oh, je te reconnais, mais c'était toi?? Toi, fille en pleurs?? Viens, viens ici, ma cherie!» (О, узнаю, так это ты?? Девушка в слезах?? Иди, иди сюда, моя дорогая!)> и стискивает меня в объятиях так, что я едва могу дышать, и целует в обе щеки, как во сне вспоминаю, как коснулась губами ее щеки (прощай, моя крыша!). Раскованная, естественная, она помнит по именам своих фанов. Спрашивает о каких-то их делах. Фаустин показывает ей руки, на которых не осталось никаких следов:
- Шимен, ты видишь?
- Молодец, умничка моя!
- Шимен, там Моник, она стесняется подойти...
- Чеее-гооо? Чего она стесняется?? Моник!
, - подпрыгивает и машет рукой, - Моник, иди сюда! Иди немедленно!
Я совершенно шокирована. Может, это оттого, что сценический опыт Шимен не такой большой и поклонники не успели еще ее утомить, может, потому, что так она компенсирует полное отсутствие друзей, - но Шим действительно очень любит свою публику, она не просто выполняет долг артиста, раздавая автографы и поцелуи, она вся светится изнутри, общаясь с людьми... Робко спрашиваю:
- Шимен, а можно с тобой будет сфотографироваться?
- Конечно, можно! Счас, я только автографы закончу раздавать.

Я автограф не беру, одного вполне достаточно. Но, наверно, зря, потому что как только она закончила с автографами, люди один за другим начали с ней фотографироваться, все время отталкивая меня, а я не привыкла лезть напролом, распихивая всех вокруг. Тут происходит единственный неприятный инцидент за вечер: какой-то парень все время упорно лезет к Шимен, старается до нее дотронуться, охранник уже дважды его осаживал, но он никак не успокоится. Впервые в глазах Шиме мелькает испуг, она говорит: «Спокойно, спокойно, времени на всех хватит!», но странный тип все равно продолжает лезть вперед, и охранник уже просто отталкивает его, и довольно грубо спрашивает: «Что тебе надо? я же тебе сказал уже, веди себя прилично!» А потом охранник решительно берет Шимен за плечо, и едва ли не силой заставляет ее вернуться в машину, на ее лице растерянность, она посылает воздушный поцелуй и говорит: «Пока, до скорого!», садится, опускает стекло и машет нам рукой из машины вплоть до выезда на шоссе. Я стою, как обиженный ребенок - единственная спросила разрешения, получила его и осталась без фотографии! Дель, видя мое потерянное лицо, пытается меня утешить: «Ну ничего, может быть, завтра...»

7 марта 2007 года.
Еле дожив до вечера, надеваю купленную накануне футболку с символикой «мируара», и опять иду в Олимпию. На этот раз я на четвертом ряду, но Шимен видит меня с первой песни, улыбается, кивает головой, здороваясь. Все повторяется.. На «Toutes les mêmes» я, подпевая, опять делю жест, означающий, мол, все верно, все мы одинаковы. А эта маленькая нахалка, Шим... показывает мне язык! 8-0 Причем так явно мне, что на меня оборачиваются все соседи, я краснею как рак, а две тетушки рядом немедленно записываются в мой фан-клуб: весь концерт повторяют каждое мое движение :)) Весь концерт мы с Шимен перемигиваемся, как две подружки - у меня возникает чувство, будто бы на сцену вместо Шимен влезла моя младшая сестра, неожиданно научившись петь. Правда, все равно каждый раз краснею :) Перед «Un père» наклоняюсь к сумке, потихоньку включить диктофон, а когда выпрямляюсь, встречаюсь глазами с Шимен. Происходит диалог без слов: «Ну что, сегодня реветь будешь?» Слегка киваю головой: «Буду. Начинай.» :)
Этот концерт удался даже лучше предыдущего, хотя к концу Шимен немного выдохлась - переусердствовала, выкладываясь в середине. С «Entre nous» она мне изменила, зато мне достался куплет «Je viens du sud» и очень забавный момент на «100 ans si tu m'aimes». По студийной записи в один из моментов Шимен поет, на концерте же в этом месте шел только проигрыш. Как я шутила впоследствии, похоже, что только Шимен и мне эта песня и нравится из всего зала - поэтому мы опять смотрим друг на друга, я пою (словно бы ей) «..si tu m'aimes...» и вместе «...j'aimerai encore la vie», и одновременно смеемся, и одновременно подмигиваем друг другу, а тетеньки рядом со мной в восторге, они наверняка решили, что я имею какое-то отношение к Шимен, не просто почитатель ее таланта :) Такие маленькие пикантные детали, такое знаки внимания артиста придают концерту особую прелесть...
Фотографии мне опять не досталось. Я дождалась Шимен опять, вместе с остальными, но в этот раз она не вышла из машины, только помахала рукой. Понимаю, устала...

9 марта 2007 года.
После теплого и солнечного Международного женского дня, отпразднованного в Париже, щурясь от ветра на Эйфелевой башне, окончательно понимаю, что хочу еще раз это увидеть и услышать. Вечером отправляюсь к Олимпии - наудачу, но как назло, никто не продает лишний билет. А в предыдущие два дня перекупщиков было полно... И вот, когда концерт уже начался, и Оливия Баум вот-вот должна закончить выступление, появляются две незнакомые девушки и отдают мне и дядьке рядом два бесплатных билета, выигранных на радио: у них лишние. И мы с дядькой пулей мчимся в зал, мне приходится еще сдать фотоаппарат по причине невозможности спрятать в маленькой сумочке, нас потихоньку проводят на 17 ряд партера... В антракте болтаем с девчонками, опять магическое воздействие слова «Рюсси», меня засыпают вопросами... :) И все повторяется... Только вот Шимен в этот вечер не поет «Malgre tout», зато во время «Un père» наклонятся в зал, берет за руку какую-то девушку, очень взволнованную, и так и поет, держа ее за руку.. как трогательно... а меня в этот вечер она не видит :(
Шаткое состояние простуженного организма заставляет идти в отель сразу, не дожидаясь у Олимпии. Как позже оказалось, зря: Шимен опять выходила из машины и общалась с публикой. Но ведь мне не нужны доказательства того, что я была там, и все это было не во сне? Я ведь и так все помню?

Эпилог.
10 марта Шимен вытащила на сцену маленькую девочку во время исполнения «Tellement beau». В этот момент я проходила мимо Олимпии, прощаясь с Парижем... La pluie dans un regard, l'adieu a notre histoire... Как тяжело уезжать, не надеясь на скорую встречу...
Прошел почти месяц, воспоминания не слабеют. Каждый раз, слушая Шимен в плейере по дороге с работы, я вспоминаю ее улыбку, и на душе теплеет.
Милая женщина-ребенок с таким сильным голосом. Человечек, который боролся за свою мечту, и осуществил её. Как сказала пожилая дама в вечер первого концерта, «со времен Пиаф не было такой певицы». Можно оспаривать, потому что были другие талантливые. Но Шимен на них не похожа. Она не хуже и не лучше, она просто другая. У нее своя, смею верить, очень долгая дорога.
И мы еще обязательно встретимся...

Евгения Веселова,
«Chrysalide»


01 апреля 2007 г.






Понравилось? Поделитесь с друзьями!


  • ВКонтакте
  • Facebook


Предыдущая новость Следующая новость Версия для печати Отправить эту статью другу Создать из статьи PDF-файл
Другие новости
11.05.2017 23:00:00 - Интервью с Даниэлем Лавуа, неизменным Фролло из "Нотр-Дам де Пари"!
12.04.2017 23:00:00 - Интервью с Анжело Дель Веккио, Квазимодо из Нотр-Дама!
11.04.2017 23:00:00 - Анонс интервью с одним из актеров Нотр-Дама
22.02.2017 22:50:00 - Интервью с Ришаром Шаре с русскими субтитрами!
29.12.2016 0:50:00 - Новогоднее поздравление от Ришара Шаре
29.10.2016 20:00:00 - Певец Рено : новый клип «Слова»
25.03.2015 18:21:44 - Ретроспектива: альбом Jenifer "Jenifer"
25.03.2015 17:00:00 - День Рождения Jean Sablon
13.01.2015 15:00:00 - День Рождения Richard Anthony
09.01.2015 13:31:32 - День Рождения Лары Фабиан


Подписаться на новости сайта


сольные исполнители
Наши партнеры

Официальный фан-клуб Гару в России



Dalida Legenda







Яндекс цитирования

(c) 2001-2016 Frenchmusicals Group