OOPS. Your Flash player is missing or outdated.Click here to update your player so you can see this content.
Ближайшие события
меню
Поиск
RSS канал
мюзиклы
FRENCHMUSICALS рекомендует
Где учиться ?

Сообщество Франкофонов в Санкт-Петербурге

Что послушать ?

Лучшее радио Франции !


Радио Cherie FM

Слушать прямо сейчас >>

Реклама
http://www.tui.ru/ отдых турция туры цены.
Реклама

Страницы :
 
в 15.02.2007 23:00:00 ( 4977 прочтений )
Жак Брель: Интервью радиостанции «Радио Люксембург», 1963 г

Жак Брель: Интервью радиостанции «Радио Люксембург», 1963 г.


Источник: http://www.interdits.net

Желаем Вам приятного чтения и одновременно напоминаем о том, что никакая часть представленного здесь текста не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения автора перевода и/или создателя сайта. Материал защищен Законом РФ (статья 7) об авторских и смежных правах.

Жак Дануа (Jacques Danois) встречался с Жаком Брелем в бытность свою журналистом «Радио Люксембург», ныне радиостанции RTL. Они были друзьями. Постоянно пребывали в разъездах, и редкие встречи становились праздником для обоих. Иногда эти встречи были сугубо деловыми. Но, с другой стороны, насколько профессиональным может быть разговор двух друзей у микрофона, о присутствии которого так быстро забываешь?

Данный текст – точная расшифровка бесед, которые, естественно, велись в устной форме. Тем увлекательнее следить за ходом мысли Бреля, за тем, как он подбирает нужное слово. «Я не люблю отпускать изречения, – говорит он, – отпустить изречение – это полная ерунда.» И все же его речь неизменно образна. Он всегда находит единственно возможный окончательный оборот. Из каждого его ответа, расцвеченного описаниями, могла бы вырасти песня.

Интервью было взято 13 ноября 1963 г. В письменном виде оно публикуется впервые. Мы глубоко признательны Жаку Дануа за предоставленную им расшифровку записи.



Вопросы о возрасте


Жак, в данный момент у тебя есть ощущение, что ты должен заново знакомиться с молодежной аудиторией?

Жак Брель:
Нет, потому что, похоже… потому что публика сейчас в точности такая же, какая была десять лет назад. Публика не меняется. Меняется поведение публики: например, десять лет назад на концертах никогда не свистели, ну или свистели очень-очень редко, а сейчас это как бы вошло в привычку, но непосредственные реакции остались абсолютно те же.

А эти непосредственные реакции в их теперешнем проявлении тебя раздражают или для тебя это просто некая другая форма?

Нет, это мне не нравится. Просто это что-то совсем другое. На самом деле, важно-то только то, что они говорят потом. А говорят они то же самое. Просто теперь свистят, привыкли производить больше шума. Немножко американизировались. Да. Но в общем-то, это особо… особо ничего не меняет. И потом, ведь все это произошло не с бухты-барахты, это происходило постепенно, так что, думаю, у всех было время привыкнуть, все это менялось очень медленно.

Обсудить на форуме

Как ты думаешь, до какого возраста можно любить такую песню, как “Les Vieux” («Старики» (1963))?

На самом деле, я хотел слегка разбередить, создать людям некий дискомфорт, вот что я хотел сделать. Но думаю, что возраст тут ни при чем. Есть определенный образ мыслей, по которому кто-то, кому шестьдесят лет, будет испытывать дискомфорт, а кто-то, кому двадцать, не будет, или наоборот. Это не только вопрос эмоций. Это вопрос эстетики. Это вопрос… это совершенно субъективно.

Как правило, эта песня как минимум расстраивает как раз двадцатилетних, а людей того возраста, о котором речь в песне, задевает гораздо меньше.

Не знаю, может быть… Но я правда не знаю. Честное слово. В любом случае, если это может… если бы это могло немного расшевелить двадцатилетних, я был бы рад. Меня это скорее бы обрадовало. Потому что у «стариков», да даже у пятидесяти-, у сорокапятилетних уже есть какое-то свое собственное представленьице о старости, они уже чаще об этом задумываются. А молодежь о ней не знает. И потом, сейчас, когда они говорят о родителях, они часто говорят «старики». Раньше такого не было, ну, когда мне было двадцать, так не говорили – «старики». А сейчас говорят «старики» или там «предки». Конечно, есть очень много аспектов, как бы сказать, не самых достойных, разумеется, они есть, но это существует, нельзя отрицать, что это существует. Я знаю, что демографические явления в последнее время приобрели очень большое значение, но, в конце концов, сейчас же не всем по восемнадцать лет, стариков полным-полно.

А тебе знакома та обстановка, в которой у тебя живут или заканчивают жизнь эти старики?

Да, но эта обстановка ненастоящая. Что-то надергано там, что-то сям, я сам не знаю, как что получилось. Стенные часы я знал, есть там в тексте стенные часы, вот эти часы я знал. Там есть какие-то вещи, которые мне знакомы, например, закрытое фортепьяно, я думаю, всем приходилось бывать в таких домах, где стоит фортепьяно, на котором давным-давно никто не играет. Когда-то играла дочка, потом, значит, все такое, фортепьяно остается, или, скажем, книжки, которые никто не открывает, это ведь повсюду так. Что-то оттуда, что-то отсюда, вот.

Случалось, что тебе говорили что-то нелестное по поводу этой песни?

Да, говорили, одна женщина мне сказала: «Когда вы наконец перестанете писать неприятные вещи?» Я даже не понял, что, собственно, не так. Да, бывало, люди говорили, что их это как-то напрягает. Не в том смысле, в каком я как раз хотел бы, чтобы их это напрягало, а в том, что это, мол, тупость, писать такие вещи. Ну…

Поэзия и песня


Жак, в твоих словах часто сквозит мысль, что ты принадлежишь к разряду малых поэтов, что песня, по сути, не является поэзией. Существуют ли в поэзии какие-то градации или можно быть просто поэтом, и все?

Здесь, в сущности, два вопроса. Конечно, в поэзии существуют градации, и можно ли быть просто поэтом – да или нет. Да. Это суровая правда. Есть люди, которые являются поэтами, и есть люди, которые не являются поэтами. И что такое тогда само понятие «быть поэтом»? Мы не знаем. Клодель утверждал, что это значит иметь глаз на спине, Кокто говорил что-то другое. Мы об этом ничего не знаем.

У меня есть свое представление об этом. Можно я объясню? Можно, да? Что такое поэт? Долго объяснять, да и потом, я не люблю отпускать изречения, отпустить изречение – это полная ерунда. У меня свое представление: собственно, поэт – это парень, который живет совсем один, причем уже давно, с ранней юности, потому что в ранней юности у него что-то такое произошло в жизни. Он живет совсем один, у него есть собственный маленький мирок, или, точнее, у него ничего нет, и поскольку он совершенно один, поскольку он думает, что он совершенно один, ему приходится создавать себе такой вот мирок, изобретать его, и так рождается эта своего рода поэзия, он придумывает себе персонажей. Я лично отчетливо ощущаю, что живу на необитаемом острове и сочиняю себе всех этих «стариков», по сути, это мои собственные «старики», тех стариков, которых я вижу, я отвергаю, мне их недостаточно, я их недостаточно хорошо знаю. Так что я придумываю себе персональных стариков, которых я знаю насквозь, потому что я… я отец этих стариков. Придумываю себе «доходягу» (“Le moribond” (1961)), придумываю чувака, который говорит: «Не покидай меня!» (“Ne me quitte pas” (1959)), придумываю всех остальных своих персонажей. Так что на этом необитаемом острове я выращиваю людей, выращиваю растения, птиц, вот.

А почему песня не может быть поэзией?

Потому что она зависит от музыки. Она зависит от музыки, которая не является музыкой слов. Она зависит от музыки. Музыка – это нечто… я знаю, меня часто ругают за то, что я говорю такое… но музыка – это нечто совершенно дурацкое, правда. То есть, поймите правильно, не то чтобы это было что-то отупляющее и глупое, но это, в общем-то, дурацкий материал, в музыке есть что-то такое от математики. Меня за такие слова в грязи изваляют. Но все-таки это правда. Если сравнить, литература гораздо умнее музыки. И вот когда сочиняешь песни, приходится в некотором роде отталкиваться от этого носителя, который, как бы это сказать… который не обладает гибкостью мысли, бархатностью слова, и поэтому это не поэзия.

Если бы тебе нужно было написать или переписать те песни, которые ты писал без музыки, ты бы использовал другие слова?

Другие слова, а главное – другие формы. Другие формы! Музыка требует уложиться в три минуты. Что касается песни, если считать, например, что ты обязан сделать ее длиной ровно в три минуты, так ведь есть масса песен, где я хотел… где я считал, что мысль стоит и шести минут, а в других, по-хорошему, я должен был остановиться на пятнадцати-двадцати секундах, написать или оставить что-то вроде максимы, или предложения, или стиха, или просто слова, но этот механизм затягивает, и ты должен непременно сделать три минуты. Ты мне на это скажешь, что никто никому ничего не должен. Разумеется, не должен, но когда ты выбираешь определенную дисциплину или подобие дисциплины, как в случае с песней, приходится ее придерживаться. Иначе уже смысла нет. Получается полный бред.

Страницы :
 





Понравилось? Поделитесь с друзьями!


  • ВКонтакте
  • Facebook


Предыдущая новость Следующая новость Версия для печати Отправить эту статью другу Создать из статьи PDF-файл
Другие новости
11.05.2017 23:00:00 - Интервью с Даниэлем Лавуа, неизменным Фролло из "Нотр-Дам де Пари"!
12.04.2017 23:00:00 - Интервью с Анжело Дель Веккио, Квазимодо из Нотр-Дама!
11.04.2017 23:00:00 - Анонс интервью с одним из актеров Нотр-Дама
22.02.2017 22:50:00 - Интервью с Ришаром Шаре с русскими субтитрами!
29.12.2016 0:50:00 - Новогоднее поздравление от Ришара Шаре
29.10.2016 20:00:00 - Певец Рено : новый клип «Слова»
25.03.2015 18:21:44 - Ретроспектива: альбом Jenifer "Jenifer"
25.03.2015 17:00:00 - День Рождения Jean Sablon
13.01.2015 15:00:00 - День Рождения Richard Anthony
09.01.2015 13:31:32 - День Рождения Лары Фабиан


Подписаться на новости сайта


сольные исполнители
Наши партнеры

Официальный фан-клуб Гару в России



Dalida Legenda







Яндекс цитирования

(c) 2001-2016 Frenchmusicals Group